Back to the list

«Ещё Паллас писал…»

Труды этого учёного XVIII века и сегодня остаются источником важных сведений о посещаемых им краях России

250 лет назад, в 1773 году, началось издание на русском языке книги «Путешествие по разным местам Российского государства, по велению Санкт-Петербургской Императорской Академии наук». Её автором был академик Петербургской АН Паллас Пётр Симон (Peter Simon Pallas).


26-летний немецкий естествоиспытатель, путешественник в 1767 году переехал из Германии в Россию для работы в Петербургской Академии наук и уже в следующем году возглавил оренбургский отряд Академической экспедиции, исследовавшей разные регионы Российской Империи. В изданной по результатам путешествий книге содержались обстоятельные, во многом до тех пор неизвестные сведения, касающиеся разных наук, в том числе – географии, ботаники, зоологии, палеонтологии, этнографии и других. Большое внимание было уделено геологии, в том числе и добыче полезных ископаемых, истории развития горного дела и его перспективам. 

Всесторонний взгляд 

Задание Академии предусматривало: «...Подробно исследовать свойства вод, почв, способы обработки земли, состояние земледелия, распространение болезней людей и изыскать средства к их лечению и предупреждению, исследовать… скотоводство, особенно овцеводство; обратить внимание на минеральные богатства и минеральные воды, искусства, ремёсла, растения, животных, форму и внутренность гор и на все отрасли естественной истории». Только человек энциклопедических знаний, каким был П. С. Паллас, мог справиться с таким непростым заданием.

Похоже, сегодня среди историков его не цитирует только ленивый. И это не просто мода или результат «пиаровской раскрутки», это показатель высокого класса исследований Петра Палласа, их серьёзной исторической ценности. При широком охвате тем ни в одной из них он не выглядит дилетантом. Будучи профессионалом далеко не во всех из них. Так можно? Наверное, да. Если ты – Паллас. 

Писатель Александр Трапезников в книге «Русские путешественники» пишет: «Среди геологов до сих пор бытует такая шутка, что историческая часть любого геологического отчёта должна начинаться словами: «Ещё Паллас писал…». Но то же самое относится и к ботаникам, зоологам, географам, многим другим специалистам. Да и просто к путешественникам: «Ещё Паллас писал…».

В своих «Путешествиях» академик описывал день за днём места, в которых довелось быть: и природу, и географические особенности, и быт живущих здесь людей, и рудники, где добывались золото и прочие ископаемые. Что видел, о том и писал, не выделяя темы в особые главы. Поэтому картина у читающих книгу о территориях – в частности, нас интересует Сибирь – складывалась целостная и зрительно выразительная. А уж представители разных наук из всего этого многообразия без труда могли выделить необходимые для себя знания, чтобы затем использовать либо в дальнейших исследованиях, либо в решении социально-экономических вопросов. 

Алтайские заметки

Что касается описания горного дела в вышеназванной книге, то они в основном связаны с пребыванием учёного на территории так называемого Большого Алтая. Как отмечают барнаульские историки, маршрут экспедиции к Алтайским горам начался 22 июня 1771 года от Семипалатинска по правому берегу Иртыша до деревни Красноярской на Убе, затем – к Змеиногорской крепости и Тигирекскому форпосту и далее. В ходе алтайского маршрута целью стало изучение ряда объектов Колывано-Воскресенских заводов. Паллас не только подробно описал добываемые горные породы, устройство рудников и заводов региона, но и дал экономическую оценку их деятельности. Благодаря собранным Палласом материалам мы имеем достаточно полное представление о развитии алтайских территорий во второй половине XVIII века. Все описания заводов даны по единому плану, включая историю основания, принадлежность завода, производимую продукцию, данные о дорогах, сырье, реконструкции заводских строений и рабочей силе. Очень подробно описан Барнаульский сереброплавильный завод и сам город.

– Это самое первое подробное описание и самого Барнаульского сереброплавильного завода, и производимых на нём работ, сделанное иностранцем, – рассказывает кандидат исторических наук Данил Дегтярёв. – Читая работу Палласа, я не увидел никаких неясностей или ошибок в описании – всё точно и правдоподобно. Это тем более удивительно, что Паллас не был профессиональным геологом, он был естествоиспытателем широкого профиля. Тем не менее, он весьма грамотно описал весь производственный процесс плавки руды в Барнауле и в Павловске.

Отмечают точность и научность в изложении, основанную на знании описываемого предмета и его особенностей, и другие специалисты в разных областях науки. Не умаляя энциклопедичности знаний самого Палласа, надо признать ещё одну его заслугу: умение слышать, понимать, обобщать.

– Думаю, что учёному дали подробные консультации местные горные инженеры, так как он некоторых из них хвалит и вообще показывает осведомлённость в том, кто, что и когда тут делал, – небезосновательно предполагает Данил Сергеевич. И добавляет: похоже, традиция помогать иностранным специалистам у местной элиты началась как раз с приезда в Барнаул Палласа и Фалька.

Академия, направляя отряд Палласа в экспедицию, обращалась к  местным властям с просьбой помогать путешественникам. Но как это делать, выбирали на местах. В Барнауле и в целом на Колывано-Воскресенских заводах на такую помощь не скупились, снабжали компетентными сведениями. И здесь испытываешь гордость за сибиряков, знающих своё дело. 

Как не вспомнить, например, с благодарностью упомянутого в книге управляющего Змеиногорским и другими рудниками Иоганна Готлиба Леуба. Уроженец Германии, в 1751 году был первым лютеранским пастором в округе Колывано-Воскресенских заводов, но интерес к минералогии и горнозаводскому делу оказался сильнее. Он был серьёзным специалистом и деловым руководителем. Именно Леубе принадлежит первое комплексное геолого-минералогическое описание Алтая. Выступил он и экспертом по профессиональным вопросам для Палласа. 

Понравился Палласу Барнаул – молодой, активно развивающийся город, отмечал он и многие достоинства на рудниках. Округом тогда руководил Андрей Авраамович Ирман, которого Паллас называет великим любителем учёности. Но справедливости ради надо напомнить, что предпосылки к увеличению производства серебра и развитию округа, конечно, были созданы его предшественником Порошиным.

С изумлением узнал и описал Паллас в своей книге, что в такой далёкой от столицы глубинке в 1771 году подлекарем Тимофеем Андреевым на Змеевских рудниках было проведено оспопрививание 400 взрослым и 69 малолетним «различного состояния и различных лет» от года до 20 лет и старше. Ни один из них не умер, хотя 14 человек заболели натуральной оспой. 

Подробно описал учёный и плавильную печь, которую смастерил на Барнаульском заводе механик Ган: она не только обеспечивала производительность, но и сберегала здоровье работников. 

Спутники и коллеги

Сложен путь по сибирским просторам. Паласс неоднократно простужался, заболевал, но продолжал движение. В экспедиции он был не одинок, его сопровождала семья. Да и команда у учёного подобралась надёжная. В состав отряда входили капитан Н. П. Рычков, гимназисты (двое из которых сами стали позже академиками) Н. П. Соколов, В. Ф. Зуев и Антон Вальтер, рисовальщик Николай Дмитриев и чучельник Павел Шумский. 

О студенте Соколове в книге упоминается чаще других, похоже, он стал правой рукой учёного и отлично справлялся с исследовательской работой, о чём свидетельствует, например, такой эпизод: 

«Я был уже не в состоянии продолжать моего пути далее, ибо болезнь моя совершенно мною овладела и заставила меня несколько недель лежать в постели, и продолжение предпринятого путешествия до Усть-Каменогорска и до лежащего по реке Бухтарме хребта гор оставить, есть ли б я положенное путешествие на сей год до Енисейска захотел постараться окончить. Но дабы сия часть границ не осталась совсем не описанною, и достопамятности ее не изысканными, того ради отправил я, поелику болезнь моя казалась что продолжится чрез долгое время, уже шестого июля студента Никиту Соколова, о прилежании и внимательности коего я имел достаточные доказательства, и с ним живописца моего к Усть-Каменогорской крепости, дабы до сего места, страны по обе стороны Иртыша лежащие и хребет гор до Алея, описал, оттуда же положил я им возвратиться на Змеевские горы, где я их ожидать намерен был».

Никита Соколов, пройдя серьёзную практику под началом Палласа, впоследствии продолжил учёбу за границей и стал большим учёным, в том числе и в области минералогии. В историю он вошёл и как первый исследователь гольца Сохондо (Забайкалье). 

Отдельной истории заслуживает судьба другого ученика академика – Василия Зуева (на портрете). Солдатский сын, паренёк озорного нрава, подавал большие надежды к науке, на что и обратил внимание Пётр Паллас и взял юнца в экспедицию. Именно он, Василий Зуев, вместе с Фёдором Томанским выполнил перевод книги путешествий Палласа с немецкого на русский, благодаря чему с «Путешествием по разным местам Российского государства» смогли познакомиться как учёные мужи, так и простые соотечественники. 

К слову, сегодня эту интересную во всех отношениях книгу может найти в сети Интернет каждый желающий, чтобы прогуляться по бескрайним просторам Отечества, возможно, сравнить, что в них изменилось за за два с половиной века и, конечно, составить своё представление о всесторонних знаниях учёного Петра Палласа. 

Автор: Надежда Гончарова

Первое издание Петра Симона Палласа «Путешествия по разным местам Российского государства» вышло в трёх частях на немецком языке в Санкт-Петербурге в 1771–1776 гг. В переводе на русский язык книга была издана в 1773–1788 гг. в серии «Собрания, старающегося о переводе иностранных книг», учреждённой Екатериной II, тиражом 600 экземпляров. 
По результатам своих исследований территорий России в речи на торжественном собрании Академии наук Паллас предложил оригинальную гипотезу о строении и происхождении гор, о последовательности геологических наслоений. По мнению учёных, эта речь Палласа заложила основы всей новейшей геологии. 

→ Хронограф (галерея)