Back to the list

Цифровой Марафон

Модернизация основных фондов позволит вернуть геологической отрасли технологическое лидерство 

Новая экономическая реальность, обусловленная жёстким санкционным давлением на Россию, заставила производственников призадуматься. В более выигрышном положении, ясное дело, оказались наиболее прагматичные представители реального сектора, давно занимающиеся импортозамещением. 


Поступили так и геологи. Не сказать, что госхолдинг Росгеология трудности такого рода обошли стороной. Но, двигаясь по этой «колее» несколько лет, он чувствует себя сегодня на геологоразведочном рынке более-менее уверенно. Ещё и потому, что у его специалистов есть понимание: как закрывать бреши в поставках такого оборудования и комплектующих, на кого из партнёров делать ставку. И сколько времени понадобится, чтобы «расшить» значимые узкие места. 

Лампочка в офисе 

Надо признать, что похвастать большими успехами отечественная геология в последние годы вряд ли могла. Тому много причин, объективных и субъектных, которые эксперты давно разложили по полочкам. Не удивительно, что отрасль, обеспечивающая сырьём добрую половину российских компаний, вынуждена была перестроиться, чтобы идти в ногу со временем. Основные направления этого реформирования известны. Это оптимизация затрат на всех этапах геологоразведки, выработка оптимальной управленческой модели, цифровая трансформация. Ну и, конечно, обновление основных фондов и техническое перевооружение, теснейшим образом связанное с локализацией и импортозамещением. 

Росгеология занимается таким «переустройством» своего хозяйства по меньшей мере с 2019 года. Некоторые её шаги кажутся спорными: например, чрезмерная централизация, которая вредна в геологическом деле, требующем оперативного принятия решений (особенно при подготовке к очередному полевому сезону). Согласовывать с далёким начальством, условно говоря, замену каждой офисной лампочки геологам в регионах, наверное, не так просто. 

Но по ряду направлений холдинг оказался, что называется, в тренде. Оснащая свои предприятия новым оборудованием и передовыми технологиями, эта структура сделала ставку на отечественных производителей, – и не прогадала. Теперь это более чем очевидно. Конкретные примеры такой работы привёл, выступая на пресс-конференции, приуроченной к открытию полевого сезона-2022, нынешний гендиректор Росгеологии Сергей Горьков. 

Кошелёк потяжелел… 

Но прежде нужно сказать о другом. Самые «золотые», продуманные концепции, как известно, остаются на бумаге, если не обеспечить их финансированием, то есть при пустом кошельке. Свободными средствами для обновления всей линейки оборудования эта госкомпания, судя по всему, не располагала. Она принялась выполнять такую работу при поддержке государства. 

Инвестпрограмма Росгеологии нынешнего года выросла до рекордной за постсоветский период отметки в девять миллиардов рублей: более половины этой суммы – средства самой компании, а четыре миллиарда рублей правительство выделило в рамках её докапитализации. Ожидается, что в следующие три года объём инвестиций на модернизацию основных фондов холдинга составит 23 миллиарда рублей. Собственно, это и позволит снизить износ оборудования (прежде всего критически важного), вернув отрасли её технологическое лидерство, считают геологи. 

– За последние три года мы вложили в новые технологии около 10 миллиардов рублей, – рассказал Горьков. – Программа докапитализации компании текущего года позволит нам продолжить переоснащение полевых отрядов, буровых бригад и геофизических партий. 

Куда направляются эти деньги? На закупку буровых станков, обновление парка бульдозеров и спецтехники, внедрение отечественных систем для 3D-сейсмики и другого геофизического оборудования. 

Так, получив субсидию Минпромторга РФ, геологи запустили проект по разработке и производству тяжёлой буровой установки (сделали её умельцы Уралмашзавода). Опытный образец этой машины успешно прошёл испытания и теперь задействован в буровых работах. 

Геологи с косами 

Другой пример: беспилотный летательный аппарат, оснащённый специальным оборудованием, создали для разведчиков недр специалисты концерна «Калашников». Это новое прорывное направление, считают геологи. Такой беспилотник может выполнять аэрофизическую съёмку, преодолевая за раз до тысячи километров, что при российских просторах неоценимо. И применение его (на суше и в море) в десять раз экономичнее по сравнению с малой авиацией, которая использовалась прежде в аэрогеологии. 

Оснастив свои подразделения этими беспилотными комплексами, Росгеология собирается поставлять их на внешние рынки, азиатские и африканские. Предоставлять такие услуги в геологоразведке будет созданная холдингом сервисная компания, объявил Сергей Горьков. 

Зависимость от иностранного сейсмического оборудования для работы на шельфе геологи ощущают по сей день: это одно из самых уязвимых мест в их деятельности. На российском рынке применяются косы и донные станции, в основном, французского и американского производства. 

Однако научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, которые геологи со своими партнёрами ведут в этом направлении с 2019-го, уже приносят свои результаты. К серийному производству сейсмических кос, тестирование которых не так давно завершилось, Росгеология намерена приступить уже в будущем году.

«Бавенит» пробует дно 

В то же время новая буровая установка неплохо отработала очередной сезон на борту научно-исследовательского (НИС) судна «Бавенит», принадлежащего Росгеологии. Это флагман геотехнического флота компании: единственное в России судно, предназначенное для инженерно-геологического бурения в акватории и изучения горных пород, характерных для морских грунтов. – Санкционный режим перечеркнул два контракта на его использование в Средиземном море, – отметил глава холдинга. – Но мы будем участвовать в тендерах, которые предусматривают применение данного судна с его оборудованием в Индийском океане, и надеемся на удачу. 

Этот судовой комплекс произведён не в нашей стране, но отдельные его достающие – дело рук российских производителей. С его помощью геологи (по договору с Арктическим научным центром, входящим в корпоративный научно-проектный комплекс Роснефти) выполняли недавно работы в Карском море. Применив при этом технологию бурения стратиграфических и малоглубинных (до 200 метров) скважин, а затем осуществив их геофизическое исследование. Что крайне важно для понимания геологического строения шельфа российской Арктики. 

Ну а вывод такой: специалисты Росгеологии сформировали, по мнению Горькова, гибкий производственный механизм, «основанный на матрице оценки зависимости от импортного оборудования и других технологических рисков». Благодаря чему компания планирует в будущем году полностью выполнить эту масштабную программу.

Блокчейн для контракта 

Удастся ли это сделать за такой короткий период? Ведь список «железа» и материалов, подлежащих замене, включает около 1100 разных позиций. По некоторым из них, где отрасль доселе ощутимо «провисала», действительно наблюдаются подвижки. Но, во-первых, геологи тут в начале пути, и насколько блистательным он будет в дальнейшем, предугадать трудно. А во-вторых, речь идёт не только о создании нового оборудования: зависимость геологов от зарубежного программного обеспечения довольно высока. 

В этом отношении они, впрочем, тоже спокойны. Часть отраслевого программного продукта к настоящему времени Росгеология локализовала, добавил её гендиректор. По его словам, компания запустила работу по созданию комплексной системы с использованием технологии блокчейна (цепочки последовательных действий) для заключения смарт-контрактов. Это позволяет автоматизировать соответствующие процессы и видеть их результаты (продвижение государственных и коммерческих контрактов) в онлайн-режиме. 

Вообще, переход на «цифру» в этой компании и родственных ей геологических структурах осуществляется более-менее последовательно и успешно, поскольку это веление времени. 

Программу цифровой трансформации Росгеологии её руководители утвердили в 2021 году. Тогда же там начался активный переход на электронный документооборот, проведение аукционов в электронном формате, использование в управленческой схеме цифровых платформ, облегчающих и ускоряющих взаимодействие разных подразделений и служб холдинга, внедрение отечественной программы «1С» для решения прикладных задач и так далее. 

Внешние оценки 

Во многом благодаря этому, полагают геологи, их компания вошла в топ-5 национального рейтинга организаций с самой прозрачной системой контрактов. А Российский союз промышленников и предпринимателей «возвёл» её на верхние позиции антикоррупционного рейтинга. Это внешние оценки. А как сказывается применение таких технологий на решении внутренних задач? Да неплохо, и тому тоже есть подтверждение, отвечает Горьков. К началу нового полевого сезона нынче завершено было 95 процентов закупок по оснащению региональных подразделений холдинга всем необходимым. 

– Так что никаких рисков по исполнению контрактных обязательств мы не видим, – подчеркнул он. 

Минувший год стал показательным для геологов не только по части цифрового «марафона». Росгеология получила тогда рекордную за последние несколько лет чистую прибыль – почти 546 миллиардов рублей. Её коммерческая выручка выросла по сравнению с предшествующим годом на 24 процента. Правда, выручка по государственным контрактам снизилась при этом на восемь процентов (по объяснимым причинам, заверили в холдинге). Ну а по зарубежным она подросла за это же время до 23 миллиардовлрд рублей. Это свидетельствует о расширении присутствия Росгеологии на рынках СНГ (Узбекистан, Казахстан), а также Индии, Монголии и ряда африканских стран, полагают геологи. 

Уран в Забайкалье 

По их оценкам, рентабельность компании в 2021-м оказалась раза в три выше планируемой. А геологоразведка, может быть эффективной только при умелой организации работ. Для сервисного бизнеса, добавляют они, это довольно неплохие показатели. 

Финансовые показатели, конечно, отражают уровень производства, но о работе геологов судят больше по другим маркерам. На пресс-конференции Сергей Горьков уделил им внимание, назвав несколько существенных для нашей страны открытий Росгеологии. 

Её специалисты нанесли на геологическую карту России новое месторождение урана в Забайкалье (по предварительным данным, его запасы составляют 425 тонн), крупнейшее в стране по запасам (около 366 миллионов тонн) Коскольское месторождение каолина, открытое в Оренбургской области. Раньше значительную долю этого сырья Россия импортировала из сопредельных государств. 

Геологи обеспечили также питьевой водой регионы Крымского полуострова, а геофизики холдинга открыли месторождение пресных вод в акватории Азовского моря (точнее, под дном), которое считалось в этом отношении «не интересным». 

Между тем компания продолжает поисковую разведку в Арктике (на шельфе и в материковой её части) и Восточной Сибири, поскольку эти районы очень перспективны для поиска твёрдых полезных ископаемых и углеводородов. К слову, прирост ресурсов нефти и газа благодаря деятельности Росгеологии составил в минувшем году более шести миллиардов тонн в нефтяном эквиваленте, а за последние три года – свыше 28 миллиардов тонн. Новые геологические объекты были выявлены преимущественно в Восточной Сибири.  

Автор: Виктор Данилович Юшковский