Back to the list

Славная традиция живёт

Памятник «Геологам воинам, 1941–1945» стал местом встреч благодарных потомков 


В первые две недели Великой Отечественной войны большая группа специалистов ВИМСа ушла в действующую армию и в народное ополчение. 26 из них погибли. Воздвигнутая на территории института в 1955 стела в память о погибших сотрудниках стала данью памяти геологам, внёсшим свой неоценимый вклад в победу над фашизмом. Традиционно в преддверии Дня Победы у памятника «Геологам воинам 1941–1945» проходит церемония возложения цветов, в которой участвуют представители геологической общественности, ветераны отрасли, дети войны и их потомки. Вот и в этом году 5 мая на торжественный митинг здесь собрались представители Роснедр во главе с руководителем Евгением Петровым, руководители подведомственных Роснедрам организаций, представители РОСГЕО, Ассоциации геологических организаций, участники молодёжных советов, а также специалисты геологических учреждений. По завершении официальной части торжественного митинга все гости были приглашены в шатёр с полевой кухней. 

Помнить всех поимённо

Так празднуется День Победы в ВИМСе с мая 1955 года, когда в год десятой годовщины Победы в Великой Отечественной войне во дворе института была установлена первая памятная стела. 

Это был простой памятник из лабрадорита с высеченной на нём надписью: «Светлой памяти сотрудников ВИМСа, погибших на фронтах Великой Отечественной войны» и их фамилиями. 

В первые дни войны на фронт ушли добровольцами М. Я. Михалев, В. У. Бритаев, Ф. И. Абрамов, И. М. Комаров. Гражданская совесть не позволила им остаться в тылу, хотя они имели бронь как учёные. Боевые пути их были разными. Одни сложили головы у стен Москвы, другие почти дошли до Берлина, но все они отдали свою жизнь за святое дело – свободу Родины. Другая группа вимсовцев – москвичи-ополченцы: И. Ф. Самсонов, А. Г. Колотушкин, К. З. Ляпин, В. Н. Перцев, А. С. Базилевич, Б. Б. Погосян, М. А. Дронов, С. В. Рыбкин – ушли защищать Москву и пали смертью героев, воюя под Москвой, Каширой, Тулой, на Калужском, Можайском, Волоколамском, Калининском направлениях. Несколько позже, когда немцев отогнали на запад, в армию были мобилизованы одарённые молодые учёные-геологи Б. К. Веселовский, К. И. Лягин, А. И. Волженков, C. Галкин, рабочие М. А. Дронов, Н. Е. Сазонов, В. Ф. Соколов, Н. А. Жеребьев, С. М. Залыгин, Володя Сыромятников (сын известного учёного, работавшего в ВИМСе, профессора Ф. В. Сыромятникова). 

Всеобщий патриотический подъём военных дней, стремление принять непосредственное участие в борьбе с фашистскими захватчиками – эти чувства владели каждым советским гражданином. То же испытывали и сотни сотрудников ВИМСа – мужчины и женщины, молодые и пожилые. Однако далеко не каждое заявление с просьбой отправить на фронт было удовлетворено. Так, с просьбой принять в действующую армию обратилась в военкомат группа женщин – специалистов в области изучения угольных месторождений – Т. Н. Давыдова, Ц. Л. Гольдштейн, Г. О. Каминская, Н. С. Городецкая. Им было сказано, что в данный момент более полезен их труд по разведке и оценке угольных бассейнов в восточных районах страны. Самоотверженная работа этих женщин в значительной степени способствовала укреплению энергетической базы предприятий Урала, Сибири и Дальнего Востока. 

К концу 1941 года сформировались три направления в деятельности института. Часть сотрудников, оставшихся в Москве, приняла участие в обороне столицы от воздушных налётов врага. Механические мастерские ВИМСа, объединённые в первые же недели войны с одним из предприятий города, развернули производство металлических корпусов для реактивных снарядов гвардейских миномётов – легендарных «катюш». В одной из лабораторий ВИМСа были изготовлены и направлены на фронт десятки тысяч дешифрирующих очков-светофильтров, разработанных В. В. Аршиновым, позволяющих снизить эффект камуфляжа и успешно фиксировать и поражать замаскированные объекты военной техники противника. Коллективом специалистов под руководством B. C. Веселовского и С. С. Баранова была предложена технология производства коллоидно-графитовой смазки для боевой техники, действующей в зимних условиях. Профессор Ф. В. Сыромятников разработал промышленную технологию производства искусственных абразивов – синтетического корунда для металлообработки. На основе изобретения Л. М. Шамовского в НИИ № 10 был налажен выпуск искусственных кристаллов флюорита для оптической промышленности. ВИМСом, совместно с институтом ВСЕГИНГЕО, было налажено солеварочное производство на базе подземных минерализованных вод. На парфюмерной фабрике «Свобода» и на заводе «Новый мыловар» сотрудники института помогли пустить цех минеральных наполнителей для мыла, а на Горьковском жировом комбинате – создать установку для обогащения глин. 

Осенью 1941-го значительная часть лабораторий с аппаратурой и оборудованием, геологических подразделений, а также часть дирекции ВИМСа были эвакуированы в зауральский городок Катайск, где сразу же началась активная работа по выполнению военного варианта тематического плана института. Он был направлен на решение наиболее важных сырьевых и технологических проблем, успешного решения задач по обеспечению дефицитным минеральным сырьём оборонных отраслей промышленности. Не менее важным делом государственного значения в то время были поиски, разведка, оценка и сдача в эксплуатацию месторождений полезных ископаемых в восточных районах страны. В первую очередь тех видов минерального сырья, основные запасы которых оказались на временно оккупированных врагом территориях. 

Воздвигнутая стела стала данью памяти всем этим людям и на протяжении многих лет была центральным местом празднования Дня Победы для геологической общественности. 

Чтобы память не ветшала

В конце 1979 года по предложению Совета ветеранов руководство и общественные организации ВИМСа принимают решение о реконструкции памятной стелы, которая за четверть века обветшала. В связи с этим Скульптурно-производственному комбинату монументальной и декоративной скульптуры Московской городской организации Художественного фонда РСФСР было предложено разработать проект генерального решения парка, эскизных проектов привязок отдельных объектов, создание рабочих эскизов и модели стелы-друзы. 

Создателями проекта стали архитектор Эдуард Максимович Барклай и скульптор Владимир Исаакович Циммерлинг. В ВИМСе был организован художественный совет, постоянно контактирующий с авторами. 

В июле 1980 на одно из лучших месторождений отечественного гранита – «Сюскюянсаари», подходящего по своим механическим свойствам и цветовой гамме, с участием председателя Совета ветеранов ВИМСа В. В. Столпакова и член художественного совета института С. К. Гипп в Ладожском карьероуправлении отбираются и транспортируются в Москву шесть крупных гранитных блоков. 

И вот осенью 1985 года в сквере на территории института был установлен гранитный обелиск, окаймлённый бронзой с изображением ордена Отечественной войны, автомата ППШ, а также микроскопа и геологического молотка. На постаменте была установлена небольшая плита с надписью: «Геологам воинам 1941–1945», Рядом караулом стали высаженные кустарники и ели. Так завершилась семилетняя эпопея создания обновлённого памятника. Его официальное открытие осуществлено 8 мая 1986 года, в день празднования 41-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. 

Этот небольшой мемориальный комплекс – благодарная память всем геологам, не вернувшимся с поля боя, а также внёсшим неоценимый вклад в победу над врагом в тылу. Уже много лет к нему на День Победы приходят ветераны войны и трудового фронта, дети войны, пенсионеры и сотрудники института, юное поколение, и многочисленные гости. 

В Питкярантском районе Республики Карелия, в северной части Ладожского озера, на острове Сюскюянсаари (ранее остров Святого Германа), название которого в переводе с финского означает «Осенний остров», находится одноимённое месторождение гранита, из которого сделана стела. В настоящее время перешеек, отделяющий остров от суши, засыпали, и он стал полуостровом. После того, как в конце XIX века остров был приобретён Валаамским монастырём в вечное пользование, началась интенсивная разработка месторождения. Добыча велась монахами самого северного из Валаамских скитов – Германского. Изначально гранит добывали для строительства скита, а постепенно стали поставлять в крупные города России, в Санкт-Петербург и Москву. 

На Валааме лучшим примером его применения являются фигурные колонны сложной формы при входе в Спасо-Преображенский собор. Они прекрасно отполированы, идеально чисты и представлены гранитом нежного розового цвета с едва намечающимися цепочками вкраплений чёрных зёрен. Красный камень получил широкую известность под названием «валаамского гранита». Валаамский монастырь добывал его аналоги и на материке, у ныне исчезнувшей финской деревни Мурсула недалеко от города Питкяранта. Поэтому гранит имеет три названия – валаамский, мурсульский, питкярантский. 

Гранит Сюскюянсаари широко применялся при возведении многих монументальных архитектурных построек. Так в Санкт-Петербурге в первой декаде XX века он использован в облицовке Императорского павильона на Витебском вокзале (1901), в особняке Кшесинской (1906), в храме Воскресения Христова на канале Грибоедова (1907), в костёле Лурдской Божией Матери, что в Ковенском переулке (1909), из него вытесан громадный монолитный пьедестал памятника Александру III (1909). Памятники и мемориальные комплексы из него имеют благородный и торжественный вид. Не зря его во все времена очень любили представители власти. Он использовался для облицовки при восстановлении храма Христа Спасителя в Москве (1999). 

Гранит Сюскюянсаари – один из самых красивых среди тех, что добываются в России. По интенсивности окраски он в лучших своих разностях не уступает импортным красным гранитам, даже подкрашенным усилителями цвета. 

Автор: Игорь Печенкин, советник генерального директора ФГБУ «ВИМС» 

pechenkin@vims-geo.ru