Back to the list

Двухсотдвадцатый, юбилейный

У Колыванского камнерезного завода имени И. И. Ползунова, на котором алтайские мастера выточили знаменитую на весь мир «Царицу ваз», в этом году юбилей. 220 лет!


А это ведь единственный ныне действующий завод, принадлежавший когда-то Императорскому двору. Заказчиком изделий, соответственно, был Императорский Кабинет. Вазы изготавливались по эскизам знаменитых архитекторов, таких, как А. Воронихин, Ч. Камерон, Д. Кваренги, К. Росси. 

Вехи истории

В XIX веке был поистине рассвет художественного камнерезного производства. В Эрмитаже хранится 89 ваз, торшеров, чаш, четыре камеи, вышедшие из-под рук колыванских мастеров. Чего стоит одна только овальная «Царица ваз», размером по большому диаметру более пяти метров!

Всего за время существования фабрики изготовлено 900 значительных произведений, которые разошлись по миру. Их можно встретить в государственных музеях и частных коллекциях Турции и Японии, Швеции и Франции, в таких городах, как Париж, Вена, Чикаго, Лондон.

История камнерезного завода началась в 1802 году. В заводском посёлке построили шлифовальную фабрику на месте медеплавильного демидовского завода. Точили камни энергией воды – невиданное по тем временам дело. Заводской пруд приводил в движение механизмы, подававшие кислород в медеплавильные печи, использовался для привода водоналивного колеса, от которого механическая энергия передавалась на ручные шлифовальные машинки. Части старинного механизма и пруд сохранились до сих пор, и многочисленные туристы, посещающие современный камнерезный завод, с удовольствием их рассматривают.

XX век не был отмечен какими-то весомыми работами колыванских мастеров, а вот в XXI веке они порадовали восьмигранной ревнёвской вазой, названной «Юбилейная». Её изготовили к 200-летнему юбилею завода. Известно, что президент Владимир Путин подарил её от имени Совета Федерации России Санкт-Петербургу в честь его 300-летнего юбилея.

Современное развитие

Временно исполняющий должность директора Алексей Дорохов рассказал о современном положении дел на заводе.

Напомним: Алексей Юрьевич работал на камнерезном заводе художником, пробовал себя и в ремесле мастера камнерезно-шлифовального цеха, а теперь руководит предприятием. Вместе с ним работает и его жена – художница Наталья Дорохова. Молодые специалисты много лет назад приехали на Колывань и остались навсегда. Где ещё найдёшь такую необыкновенную природу для вдохновения? 

Художники внесли разнообразие в работу завода. Наталья Дорохова предложила эскизы для мозаичных работ со сложными переходами оттенков цвета. Конечно, работникам трудно было перестраиваться на новый лад, но после того, как они научились это делать, пошли более интересные и денежные заказы.

Теперь мозаичные полотна украшают церкви, социальные и культурные учреждения края.  

– Таких изделий мало в России. Это новый виток в камнерезном искусстве, – рассказал Алексей Дорохов

На изготовление сложных мозаик край ежегодно выделяет около 20 миллионов рублей. Сейчас, например, в цехе изготавливают информационный арт-объект для музея-заповедника имени Шукшина с изображением дома матери Шукшина, школы, библиотеки и так далее. В прошлом году сделали подобный проект для барнаульского музея ГМИЛИКА. Такие стильные арт-объекты в чёрных тонах мало кто делает. Следующий проект – для парка «Изумрудный» в Барнауле. Там будет арт-объект в виде трёх столбов, стилизованных под старину, поскольку на этом месте проходил Павловский тракт, соединяющий Барнаул и Павловск.

Есть у завода и более крупные проекты. Пять лет назад сделали большой заказ для моста через Барнаулку. Украсили его парапетами, лестничными маршами, изготовили облицовку. В то же время выполняли большой заказ в Казахстан: арочные своды, арки из трёхметровых цельных блоков с шарами, капителями. Когда на выставке показали эскиз проекта, выяснилось, что даже в Москве ничего подобного нет. 

– В связи с юбилеем Михаила Калашникова построили храм в Курье, мы украсили его флорентийской мозаикой – трёхметровым панно. Два года назад наш земляк вице-президент Академии искусств Виктор Калинин сделал эскизы к флорентийской мозаике, используя скифские мотивы, для оформления Художественного музея в Барнауле. Получились сюрреалистические вещи. В ноябре уже будем монтировать. В этом музее нам поручено оформить дворик в стиле XIX века, – рассказал руководитель предприятия.

Кроме того, на заводе производят бордюр и плитку. В последнее время он модернизируется. Новые станки позволили ускорить темпы изготовления продукции и улучшить её качество. 500 метров погонного бордюра изготавливают в цехах в неделю. В этом году уже поставили 12 километров для Барнаула. На Чуйском тракте уложена часть поребрика из гранита, востребован он и в Горно-Алтайске, в Томске. Искусственный камень для Сибири не подходит, быстро разрушается.

Самоокупаемость

Так как Колыванский камнерезный завод является подведомственной организацией Алтайавтодора, то краевое учреждение помогает предприятию заказами и техникой. Но при этом завод учится зарабатывать самостоятельно. Предприятие востребовано на рынке ритуальных изделий. В этом году данный сегмент принёс ему прибыль в 32 миллиона рублей. 

– Мы делаем сложные проекты с применением мозаики. В Москву отправили часовенку из монолитов, – отметил Алексей Дорохов. 

Развивающееся производство требует дополнительных помещений и работников, которых, как и на других предприятиях отрасли, дефицит. 

– Пространство завода, по современным меркам, небольшое. Я видел архивные данные, как в 80-е годы хотели расширить производственные площади. Большие цеха планировали построить вне территории завода. В 90-е проект затормозился. Сейчас камнерезно-шлифовальный цех не выдерживает объёмов производства, требует расширения. Да и турпоток к нам идёт, бывает, в неделю до 70 тысяч рублей на билетах наторговываем. Дорогу к Колывани сделали, вот народ и поехал. Это нагрузка на цех, где изготавливают флорентийскую мозаику. В следующем году будем расширяться, сделаем летний вариант нового цеха. Трудности преодолимы, – считает руководитель.

Есть проблемы у предприятия и с сырьём. Завод приобретает чёрный габрро в Карелии. Сейчас камень подорожал с трёх тысяч рублей до 10 тысяч рублей. Карелия теперь охотнее торгует готовыми изделиями, зарабатывая на добавленной стоимости. Подорожали расходники и запчасти для камнерезных станков. Но, по словам руководителя, и эти проблемы решаемы. Сегодня весь мир приспосабливается к новым условиям существования. 

Молодёжь пошла

Условия труда на заводе неплохие. Средняя зарплата – 50–60 тысяч рублей. Соблюдается охрана труда, как на вредном производстве. Женщины, занятые в цехе флорентийской мозаики, работают до 16 часов. Доплата за вредность на производстве тоже есть. Но завод всё же ощущает потребность в молодых кадрах, как среди мастеров, так и среди инженерно-технических работников. Кроме того, рабочие – люди деревенские. Летом они занимаются заготовкой сена, огородами, их не прельщает даже зарплата в 60–70 тысяч, когда идёт сезон заказов. 

– В последнее время наметились сдвиги, молодые люди пошли на завод, начали учиться, переобучаться. Но это разнорабочие, а сложные изделия, как например, столики с флорентийской мозаикой, делают художники. Для этой работы нужно специальное образование. Завод без художников как организм человека, находящийся в коме. У рабочих нет специального образования, он не может сам сделать проект работы, он только раскладывает по готовому эскизу, – отметил Алексей Дорохов.

Руководитель предприятия вспоминает, что раньше с кадрами было легче. В 70-е годы приезжали на завод по распределению молодые художники, окончившие уральский вуз. Один из них – Александр Анатольевич Дербенев. Сейчас ему 65 лет, он всю жизнь посвятил заводу. 

– Вообще к нам направляли четырёх художников из Тагильского художественного училища, но остались верны предприятию Александр Анатольевич Дербенев и Олег Владимирович Демидов. На этих специалистах держался завод в 2000-х. Помогает их опыт нам и сейчас. Они знают мощности предприятия, они могут оценить перспективы его развития, – рассказал руководитель.

Перспективы роста

Алексей Дорохов много бывал на выставках камнерезного искусства с Владимиром Загурским, одним из бывших директоров завода. Руководитель предприятия платил авторские, оберегал своих художников, заставлял изучать опыт коллег из других регионов.

– Уральские мастера по флорентийской мозаике и по графике превосходят нас. На одном квадратном дециметре у них может быть 90 деталей. Но там и рабочие кадры на предприятиях другие. Художники сами проектируют, сами выкладывают мозаику. Но при этом они ограничены в производственном пространстве. У нас же есть определённые преимущества. Мы можем изготавливать метровые и даже трёхметровые полотна, а у них производственные площади не позволяют. А ещё у нас на Алтае богатая палитра оттенков камней. Мы добываем порфиры и порфириты на реке Коргон. Каждый год ездим туда и набираем камни на флорентийскую мозаику. С 23 квадратных метров столько можно набрать! Особенно после дождя на речку попадаешь, так глаза разбегаются, камни переливаются на солнце разными оттенками, – делится впечатлениями Алексей Юрьевич.

Несмотря на повседневные заботы и проблемы, заводу есть чем гордиться. Замечательные работы мастеров увозят с Алтая звёзды кино – победители Шукшинского фестиваля, мозаичные полотна украшают церкви, дворцы культуры Алтая. Обладать шкатулкой из ревнёвской яшмы или хотя бы небольшой мозаичной картиной мечтает каждый ценитель прекрасного. Высокий уровень мастерства современных камнерезов отмечен тремя большими золотыми и двумя малыми золотыми медалями Сибирской международной выставки «Экспокамень», дипломом Московской международной выставки «Экспокамень-2002». Перспективы у этого предприятия несомненно велики, и свой потенциал оно обязательно реализует.

Автор: Татьяна Кочетыгова